4.5
(19)

Стыд

Стыд и зависть не являются парными эмоциями, но иногда переживаются похоже. Обе эмоции острые, болезненные и сильно влияют на поведение. Вспомните сами, когда испытывали эти эмоции, что делали, чтобы от них избавиться. Как и в предыдущих случаях, функция эмоций сделать так, чтобы наше поведение изменилось и обеспечило тот набор обстоятельств, который поддерживает психика, как константу.

Важно подчеркнуть: если мы не испытываем эмоций, это не значит, что психика не работает. Это значит, что она как раз работает, успешно поддерживая нужный рисунок обстоятельств! Мы не испытываем негативной эмоции, потому что пока все в порядке.

 

Вспомним пример из прошлой главы. Ребенок, чтобы быть принятым сверстниками, стал вести себя активно, рисково и демонстрировать крутость. Он чувствует себя хорошо, когда его поступками восхищаются, его уважают. С его точки зрения все в порядке, жизнь идет нормально и ничего не происходит. На самом деле идет большая работа по поддержанию рисунка обстоятельств (нужного отношения). А если уважение поугаснет, это может вызвать стыд и страх отверждения.

 

Я об этом говорю не первый раз и буду повторять еще, потому что это очень важно. Психика постоянно активна. Она постоянно поддерживает константы, управляет нашими действиями через эмоции, чтобы мы так жили, так действовали, так себя вели, как это держит нужные рисунки обстоятельств неизменными. Это как система пожарной безопасности в доме. Если не ревет сирена и не льется вода из форсунок на потолке, значит все в порядке – система работает нормально и ничего нежелательного не происходит.

 

Ну что же, теперь про стыд. Какие обстоятельства должны быть, чтобы он не возникал? Что является константой? Выполнение тех норм и правил, которые приняты в обществе. Если ты делаешь то, что признается всеми, как нормальное – стыда не будет.

 

Стыд имеет вариант, который называется позор. Они различаются тем, кто знает про то, что ты нарушил правила. Если знаешь только ты или очень близкие люди – это стыд. А вот если узнали и другие, то это позор. Позор — это общественное осуждение. Это поражение в иерархии (и в распределении ресурсов, в возможности удовлетворять личные потребности).

 

Стыд настолько сильная эмоция, что даже есть общества, которые управляются стыдом. Как правило, это общества, где отношения между его участниками играют главную роль в благополучии этих самых участников. В настоящее время роль стыда высока в общественном укладе жителей небольших городов, сел и деревень, а также на Кавказе.  Там, в силу большого количества народностей, общества представляют из себя сплоченные группы, объединенные по месту родству, месту рождения, народности. Отношения между членами малого общества довольно тесные, «все про все знают». И если ты нарушаешь принятые правила или обычаи, то есть, не поддерживаешь принятую константу, это позор. Все помнят деревенское «а что люди скажут?!».

 

Страх стыда — это, по сути, страх отвержения, которое сопровождается потерей равного отношения и сопутствующими неприятностей. Стыд является эмоцией крайне сильной, разрушающей. Избегая стыда человек способен подавлять свои чувства и желания, создавая мощнейшие внутренние конфликты.

 

Мне вспоминается история, которую я услышал от Хасая Алиева, автора метода «Ключ», врача-психотерапевта, с которым мне удалось познакомиться несколько лет назад.

 

Он рассказывал, что еще в бытность молодым врачом, столкнулся со случаем, когда на прием к нему пришли отец с сыном. Сын должен был идти в армию, но его не брали, потому что после болезни потерял речь. Не отправить сына в армию в Дагестане не приветствовалось, поэтому отец был готов отдать любые деньги, чтобы проблема решилась.

 

Хасай Магомедович стал разбираться и оказалось, что сын незадолго до потери речи был вынужден терпеть невыносимые боли. За давностью лет я не помню, что было их причиной, но Алиев утверждал, что боли были очень серьезные. Поскольку «мужчина от боли не кричит», то юноша держался, что есть сил. Кричать для него было страшнее, чем терпеть. В итоге мозг «отключил» парню речь, чтобы реализовать самозапрет. Алиев увидел, что причина психогенная и снял «блокировку». Речь вернулась, сын заговорил, счастью отца не было предела.

 

Я привел этот случай не только, чтобы проиллюстрировать роль стыда, но и показать, что, в отличие от примитивной регуляции эмоций, а также относительно универсальных чувств справедливости, обиды и вины, стыд сильно зависит от культуры. Набор правил, которые устанавливаются в обществе, может быть разным. В Японии не принято уступать места пожилым, но это не поймут в России и на Кавказе. В России принято, что тот, кто разливает спиртные, тот и разливает (руку за столом не меняют), но в Корее, если вы не хотите опозориться, нужно по очереди наливать друг другу, выражая заботу и уважение человеку, с кем делите трапезу.

 

Если человек, воспитанный в культуре Японии попадет в Россию, он не испытает стыда, когда не уступит места пожилому или беременной. Европеец не испытает стыда, если болезнь будет вызывать крик. Ну а человек с Кавказа не испытает стыда, если уступит место в Японии дедушке, хотя там считается, что так ты демонстрируешь человеку его слабость.

 

Это значит, что константа, нарушение которой вызывает стыд, не присуща нам по умолчанию. Она закладывается обществом и правилами, которые в нем присутствуют в когда мы формируемся. Сравните пуританскую Америку начала XX века, коммуны хиппи 60-х и право детям (!!!!) самим выбирать пол. Правила поменялись так, что позорное стало нормально. Другой вопрос, к каким это приведет последствиям для народа и государства…

 

«Испанский стыд», когда нам стыдно за другого отражает способность человека к эмпатии и к тому, чтобы поставить себя на место других людей. Однажды, когда я получал первое образование в Санкт-Петербургской Консерватории, Ордена Ленина, Ордена Красного Знамени, к нам приезжал в гости хор и оркестр из какого-то американского колледжа или университета. Хор был разбавлен нашими студентами, пел нормально, а под конец сорвал овации, исполнив «Этот День Победы». Я думаю, гости из штатов надолго запомнили, как встал и запел с ними весь зал. На следующий день выступал камерный оркестр. Я не знал программу концерта, но по всему выходило, что они играли современную музыку. Для людей от музыки далеких, современная музыка это такая, в которой много диссонансов, то есть созвучий, который для неподготовленного уха, как ножом по стеклу. Я дослушал и решил узнать, что же это было. Оказывается, ребята играли Моцарта. Вот тогда я понял, что такое испанский стыд. Приехать в одну из старейших консерваторий мира, родину многих школ музыкального исполнительства, выйти на сцену и исполнить такое. Какие же нервы надо иметь.

 

Презрение – оборотная сторона стыда. Люди, которые видят чужой позор, могут отреагировать презрением. Презрение – эмоция, которая помогает преодолеть страх отвергнуть. Каждый, кому нужно было завершить отношения или попросить засидевшихся гостей удалиться, знает, как это непросто. Представляете, как непросто совсем отвергнуть человека? Задача презрения – настроить против человека, который нарушил нормы. Презрение эмоция изгоняющая, проводящая различие между «нами» и «ими». Когда презираешь чего легко сказать, что «они» не имеют права быть «с нами» и рассчитывать на хорошее отношение.

 

Чем эмоции управляют

Мы обсудили 3 категории эмоций. Это страх, гнев и отвращение управляют примитивной деятельностью, направленной на поддержание констант, которые относятся к физиологическим и витальным потребностям.

 

Чувство справедливости, обида и вина управляют деятельностью социума и относятся к общекультурным и, видимо, древним механизмам. Это эмоции, поддерживающие константы, которые управляли и управляют процессами обмена и распределения ресурсов в обществе.

 

Стыд и презрение тоже управляют социумом, но поддерживают константы и рисунки обстоятельств, которые характерны для отдельных культур и обеспечивают выполнение культурных норм и их сохранение в поколениях.

 

Мы также коснулись эмоций зависти и превосходства, чтобы показать их отличие от вышеприведенных категорий. Они не требуются для управления обществом, но влияют на личное, субъективное восприятие человеком своего места и ценности среди других. Они возникают не у всех, а только у тех, кто столкнулся с определенным отношением и обстоятельствами развития.

 

Давайте еще раз подчеркнем.

 

  • Отвращение, страх и гнев – поддерживают константы внутри тела.
  • Обида, вина, справедливость – поддерживают константы внутри общества. Обстоятельства и поведение, которые образуют константу, не зависят от культуры и этапа ее развития, а присутствуют даже у приматов.
  • Стыд и презрение – поддерживают константы внутри общества, но какие обстоятельства и поведение являются константами – зависит от культуры и этапа ее развития.
  • Зависть и превосходство – поддерживают константу поведения и обстоятельств внутри общества, но которая касается отдельного человека (которые испытывает эти эмоции). Они зависят от особенностей индивидуального развития и могут возникать не у всех людей.

 

 

Конечно, мы не охватили всех эмоций, которые испытывает человек, но цель главы и не в этом. Моя задача была показать несколько вещей:

 

  1. Эмоции — это механизм, который управляет нами на разных уровнях
  2. Он имеет адаптивный смысл (помогает приспосабливаться) на протяжении многих лет (возможно, сотен тысяч, возможно, миллионов лет), побуждая человека вести себя по определенным шаблонам, даже не требуя умения разговаривать
  3. Они работают, как на сохранение нашей жизни, так и на сохранение жизни общества, так и на сохранение моделей, которые образуют культуру и отличают одну культуру от другой
  4. Они работают на приспособление нас к особенностям индивидуального развития и на адаптацию в более взрослом возрасте
  5. Эмоции возникают, чтобы побудить нас реализовать такое поведение и обеспечить такой узор обстоятельств, который соответствует заложенной константе
  6. Принимать эмоции за чистую монету и совершать серьезные решения на их основе без анализа – не просто глупо, а опасно
  7. Эмоции заставляют нас быть тем, кем мы не являемся, чтобы мы продолжали успешно приспосабливаться

 

Как вы увидите дальше, именно эмоции дают ключ к тому, чтобы распутать паутину программ, стратегий и сценариев, которые управляют нами.

 

Теперь пробежимся по ряду других эмоций, которые мы еще не затронули, чтобы подсветить ключевую идею: эмоции заставляют нас реализовать и поддерживать рисунки обстоятельств, которые стали психологическими потребностями, т.к. когда-то помогли адаптироваться.

 

 

Тревога

Это более слабый уровень страха. Любая эмоция управляет вниманием, поворачивая его как прожектор и заставляя «шарить» по округе, чтобы найти отклонения. Тревога тоже управляет вниманием, ее задача не пропустить опасность. Тревога возникает, когда мозг прогнозирует угрозу. Она «поджимает» внимание, чтобы оно исследовало внешний мир и мир внутренний. Например, идем по льду, в котором не уверены или оказались в лесу, где видели медведя. Внимание приковано к окружающей обстановке. А если мы погружены в мысли, чтобы найти решение возможной проблемы в работе, внимание приковано к миру внутреннему.

 

Настороженность – слабая версия тревоги. В тесте Кеттелла «16 факторный опросник личности» есть параметр F1, по которому замеряется диапазон тревожности. Считается, что если этот показатель у человека низкий, то его способность к самоконтролю не велика, внимательностью такой человек не блещет и самомотивацией не страдает. Человек с низким уровнем тревоги может быть пассивным работником. В отличие от руководства, его ничего не беспокоит. Он может допускать ошибки, не обращать внимания на очевидные признаки проблем, не думать о последствиях.

Если бы мы жили в простом мире примитивного общества, можно было бы сказать, что источник тревоги в основном – опасности внешнего мира. От нападения соседей до неурожая и угрозы со стороны феодала, который из-за войны собирает налоги. Мы живем в мире более сложном. Сейчас сложно умереть от голода, нападения разбойников и болезней. А объективные причины тревоги уступили место субъективным.

 

Разница между объективной и субъективной угрозой в том, что объективная разным людям наносит примерно одинаковый ущерб. А субъективная – разный (а некоторым вообще не наносит). Пример – финансовый кризис. Для большинства это значит падение доходов, но для тех, кто умеет и любит использовать возможности, кризис самое плодотворное время. Причем на большинство падение доходов тоже воздействует не одинаково. Более всего оно воздействует на людей, чьи планы и ожидания кризис нарушает. Ежели вы имеете большой доход, но без проблем можете жить на маленький, кризис будет угрозой небольшой. А вот для тех, кто привык жить хорошо или для кого возврат на маленькие доходы связан с острыми переживаниями – высокой угрозой.

 

В отличие от субъективной угрозы, встреча с медведем одинаково неприятна для всех.

 

Упоминание субъективной и объективной причин важно потому, что в настоящее время основной источник тревоги для людей – это ожидания. Ожидания о том, как в будущем все должно быть в работе, семье, у детей и так далее. Ожидания опять же не самостоятельны. Они нужны, чтобы мы реализовали рисунок обстоятельств, который соответствует заложенным в нашу психику константам.

 

Легко увидеть, что человек, который не желает быть хуже других и много работает, чтобы больше не сталкиваться с ощущением собственной неполноценности и не переживать зависть, будет бояться падения доходов. Его тревога о заработке и статусе будет постоянна.

 

Не у всех людей устремления касаются заработка. Многие переживают из-за здоровья близких, собственного здоровья, благополучия родственников, а также без видимой причины.

 

Причины для тревоги может не осознаваться, если она рождена неразрешимым конфликтом установок по примеру, который мы обсуждали ранее: «я должен быть одновременно слабым и хулиганом, чтобы получить желаемое отношение от мамы».

 

В большинстве случаев вызвана опасностью, которая касается не реальных вещей, а того, что мы не сможем реализовать заложенные константы. То есть, не сможем быть теми, кем должны, обеспечить надлежащее поведение или добиться нужных обстоятельств.

 

Например, ребенок был воспитан так, чтобы делать других довольными. Такой человек неспокоен, выпивает, чтобы расслабиться и переедает, чтобы успокоиться. Он не отдает себе отчет что испытывает тревогу, потому что много лет с ней живет – сбиты рамки нормальности. В его случае тревога рождена невыполнимым условием. Его константа «жить так, чтобы другие были довольны» была исполнима в семье, но не достижима во взрослой жизни. Во взрослой жизни вокруг слишком много людей и у них слишком разные желания, их беспокоит слишком много вещей, чтобы всех можно было сделать довольными. Не удивительно, что тревога нашего герое не покидает.

 

Еще пример – быть лучшим и все дела заканчивать. Пока не были сделаны все домашки и получены лучшие оценки, родители не отставали. «Покажи дневник, что у тебя, почему не сделал, давай позанимаемся, почему ты не понимаешь, пойди на дополнительные занятия» – в общем, ни минуты покоя. Тут не было угрозы безопасности или осуждения, но подавлялась свобода. Соответственно, заложена константа «правильно все заканчивать и быть самым лучшим». И снова во взрослой жизни слишком много факторов, чтобы это было достижимо.

 

Но мозгу это не объяснить. Он просто видит, если дела не будут закончены, результаты не будут лучше других – будут проблемы, и переживает.

 

Есть и более запутанные варианты, с нарушением потребностей семьи. Например, история с родителем алкоголиком, которого нельзя расстраивать, чтобы он не сорвался в запой. Или с родителями, которые скандалят до драк, и ты никогда не знаешь, будет ли мама сегодня обижена папой. Или с родителями, которые сами много тревожатся, а ты тревожишься тоже: если родители боятся не справиться, то и я не смогу подавно.

 

Тревога может возникать без видимой причины: просто есть и все. Чаще всего, такая тревога связана с внутренними конфликтами.

 

Из простых примеров: необходимость быть сильным и заботиться о семье и людях, которые тебе доверились и необходимость уволить часть сотрудников, потому что упали доходы. Человек может тревожиться о падении доходов, но реальный источник тревоги –конфликт двух шаблонов, каждый из которых ограничивает гибкость и не дает эффективно действовать. Такая тревога возникает, когда ты пытаешься быть тем, кем ты быть не можешь.

 

 

Грусть

Это состояние, когда не желаемое произошло. Грусть означает, что потери небольшие и их влияние на наши объективные или субъективные ценности не так велико. Задача грусти – помочь нам пережить неудачу, обдумать ее и помочь в следующий раз поступать по-другому.

 

Если потери больше, грусть переживается острее, тогда мы сильно расстраиваемся. Если же мы лишились чего-то очень важного, возникает состояние, которое уже не описать, как расстройство. Это может быть внутренний надлом, крушение, переворот мировосприятия.

 

Такое может быть, когда мы отдали жизнь компании, искренне трудились с верой, что все сотрудники – одна семья, и были сокращены одним днем. Это означает, что все, во что мы верили, что думали и на что надеялись оказалось ложью и многие опоры в жизни оказались разрушены.

 

Разочарование близко к грусти, но основано на том, что мы питаем позитивную надежду (очаровываемся), а не испытываем простые ожидания.

Читать предыдущий отрывок

Читать следующий отрывок

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.5 / 5. Количество оценок: 19

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.