В 2015 году после развода мне как-то попались книги Хеллингера. Я прочел их с огромным удовольствием и заинтересовался расстановками. В то время я был резидентом клуба «Эталон» и даже поучаствовал в расстановках, которые были с бизнес-уклоном. Это было необычно и интересно. Казалось, что в этом методе что-то таится. Что-то глубокое и эффективное.

Для меня тогда история семейных сценариев была одной из самых острых и я хотел понять можно ли (и если да, то как) из этих сценариев выбраться. Расстановки казались тем самым методом, который дает полную возможность.

К тому времени мое понимание психологии прошло путь от Эббингауза до Скиннера, то есть, уперлось в радикальный бихевиоризм. Поэтому шаг, который нужно было совершить моему мировоззрению, был огромный. Тем не менее, я отправился в самостоятельное плавание по просторам «Большой души».

Надо сказать, что книги Хеллингера я считаю вполне интересными. С точки зрения жизненной философии и понимания того, что движет нами, там много занимательного. Но вот метод…

Я хорошо помню один из примеров, в книге была выдержка из консультации «патриарха», самого Берта Хеллингера. К нему обратился мужчина с жалобами на тревогу и жизненную неустроенность. Хеллингер принимал в Германии, мужчина был Турок. Результат консультации: рекомендация возвращаться в Турцию, к своей стране-матери.

На фоне некоторого напряжения в немецком обществе по отношению к турецкой диаспоре это читалось забавно. Однако, там был другой смысл. Логика рассуждений: Турция — это страна-мать, Родина. Ты оставил страну-мать и всю семью там. Ты разорвал связи с Родом. Ты должен восстановить их и с Родом (где у тебя есть мать), и с Родиной, как с большой матерью.

Неплохо, подумал я. В одной из следующих книг 80% текста были расшифрованы из аудиозаписей семинаров, которые вел Хеллингер. Кратко: проводят расстановку, а потом психологи трактуют то, что в этой расстановке увидели. Я уже не помню, сколько там было примеров, но я помню точно, что все они были по следующему сценарию.

Хеллингер: что по вашему мнению беспокоит клиента, исходя из того, как двигались заместители?
Психолог: (отвечает).
Хеллингер: это не так (объясняет, как на самом деле).

Я несколько раз читал и перечитывал в попытках найти связи между тем, как двигалась расстановка и интерпретацией (объяснениями). У меня не получилось.

И это приводит нас к 1-й проблеме

Трактовка

Итак, что мы имеем в подходе Хеллингера?

  1. Философия (заслуживает рассмотрения и применения адаптивных идей).
  2. Метод расстановок (работает сам по себе и, очевидно, подчиняется каким-то своим процессам, пока для нас не известным)
  3. Сама психотерапия, которая опирается на результаты расстановки

Допустим, расстановка дает нам контролируемые, повторяющиеся результаты (в чем я сиииильно сомневаюсь), но допустим. В этом случае мы можем сравнить ее с анализами, которые просит вас сдать терапевт, чтобы назначить лечение.

Так вот, анализы именно потому имеют ценность, потому что существуют ТОННЫ материала, которые позволяют точно определить где норма (и тогда ничего делать не надо), а где — не норма. И, если не норма, то какой спектр причин может вызывать такие отклонения. А дальше уже в дело вступает мастерство врача, который ставит диагноз.

И, как мы все знаем, даже с таким подходом врачи иногда ошибаются.

Что с расстановками? У нас есть некий спектакль, где фигуры становятся в позах относительно друг друга и потом делятся переживаниями. Что, блин, это значит? Как это должно быть? Где норма? Где этот прекрасный эталон здоровой семейной системы, который нужно отлить из серебра и положить во французскую палату мер и весов?

Нет ответа.

Иными словами, каждый трактует, как хочет. И все слушают мэтра (Хеллингера). Ведь это он все придумал, а значит, владеет тайным знанием. Где критерии проверки — не понятно.

Но, допустим, Допустим, что расстановка, как инструмент диагностики — верный. А это приводит нас ко 2-й проблеме.

Проведение изменений (вмешательство)

Опять удобно сравнить с доказательной медициной. Болит голова, выпиваешь таблетку анальгина — проходит. Для тех, кому не подходит анальгин есть еще масса обезболивающих. Почему они работают? Потому что есть ТОННЫ материала, где на предельно детальном уровне объясняются четкие причинно-следственные связи между тем, как происходят процессы в организме, как они нарушаются и что на них влияет. То есть, существует опять же представление о НОРМЕ, которое отвечает на вопрос: как выглядит здоровый процесс?

Важно сделать отступление. Анальгин — это не лечение. Это снятие симптома. Но чтобы понимать, как снять симптом, все равно ты должен понять, на какую кнопку нажимаешь и что потом происходит. Должна быть модель того, как работает здоровое тело. И тогда ты можешь построить гипотезы отклонений. Насколько они будут точными — зависит от твоего образования и опыта. При этом даже самый талантливый и опытный врач оперирует рядом гипотез и действует методом исключения. Сначала он предположит одно, а потом ищет сильные свидетельства, которые гипотезу ОПРОВЕРГАЮТ, после этого он переходит к следующей.

И помимо этого у тебя должна быть модель того, как воздействовать на отклонения. Какая нужна дозировка? Какие побочки? Можно ли пить беременным?

Что мы имеем с расстановками?

Ничего конкретного.

Рекомендация семье, у которой проблемы в отношениях, поставить на стол тарелку для мертворожденного (или абортированного) ребенка и признать его место в системе? Признать наличие отца, который ушел из семьи и о котором ничего не говорилось. Восстановить с ним отношения, чтобы у тебя наладилось в жизни? Ну так себе. Чем и на что мы воздействуем? На полноту семейной системы? Да, это важно. Но как это снимает проблему?

Выглядит, конечно, невероятно таинственно. Видимо, в силу этого и производит такое впечатление. Правда, в курсе семейной психотерапии у нас в ВУЗах, тоже есть описание семейной системы. Более того, там значительно точнее описано, что такое распределение ролей и функций в семейной системе, и как они влияют на отношения между ее членами. Но там нет флера мистики метода расстановок Берта Хеллингера

Впрочем, классический психоанализ для стороннего наблюдателя тоже выглядит непонятно. Зато у них есть теория личности, то самое представление о норме. И набор инструментов и методов, которые хоть и требуют длительного времени, но все же оказывают воздействие. Если кому интересно, есть книга Вайсса «Как работает психотерапия». В ней есть замечательные строки:

«Центральное патогенное убеждение Роберты касалась опасности быть отвергнутой. Роберта подсознательно считала, что ее общество обременительно и что она должна быть и будет отвергнута. Психоаналитик решил: чтобы помочь Роберте взглянуть в лицо этим убеждениям и в конце концов изменить их, он должен вести себя с ней дружелюбно и любезно, избегая любых слов и действий, которые она могла бы истолковать как отвержение.

За первые три года психоанализа Роберта продвинулась весьма незначительно. Она осторожно испытывала психотерапевта, часто обращаясь к нему с просьбой изменить расписание встреч и давая ему многочисленные поводы унизить ее. Психотерапевт с готовностью принимал все предложения об изменении расписания и не соглашался с ее самооскорблениями. Вследствие этого Роберта стала более открытой и дружелюбной в отношениях с психотерапевтом. Она стала осознавать, что все свое детство чувствовала себя одинокой, лишенной заботы и внимания.

На четвертый год совместной работы Роберта предложила психотерапевту крупный тест на отвержение. Она объявила, что достигла своих целей в психотерапии и собирается окончить лечение через 3 месяца. Психотерапевт без колебаний выразил свое несогласие с этими планами пациентки. Он предложил ей многочисленные интерпретации, связывавшие ее планы окончить лечение со страхом быть отверженной: она боится быть для него обузой; она хочет отвергнуть его, пока он не успел отвергнуть ее; она считает, что не заслуживает больше помощи. Роберта проявила интерес к этим интерпретациям, но они не поколебали ее решимости прекратить терапию. Однако она поняла, что не знает, почему хочет прекратить лечение. Психоаналитик убеждал ее продолжать, пока не прояснятся мотивы прекратить психотерапию. Роберта упорствовала в своем желании, пока, наконец, перед самым концом встречи, с неохотой не согласилась продлить контракт еще на некоторое время.»

3 года, чтобы опровергнуть убеждение! Да даже если систему убеждений. Это сильно. Сильно положительно влияет на карман психотерапевта. Впрочем, этот метод имеет своих адептов и свои цели. Главное, в нем есть представление о норме. А низкая скорость объясняется тем, что психоаналитики очень строго относятся к тому, как строить процесс консультирования. Например, к тому, что психолог не должен вмешиваться и подсказывать клиенту, в чем проблема, даже если ответ уже 3 месяца лежит на поверхности. Клиент должен сам прийти к нему, сколько бы это не заняло времени.

К тому же, психоанализ развивается, и современные консультанты-психоаналитики предлагают более оперативный прогресс.

Вернемся теперь к примеру с клиентом Хеллингера.

Любой КПТ-шный психолог за 3-4 сессии выявил бы систему убеждений, которая заставляет чувствовать негативные эмоции в связи с оставленной семьей и Родиной. Там могли быть убеждения:

  • Сын должен всегда быть подле родителей, заботиться и помогать им
  • Родители тревожатся из-за меня, это я виноват в их переживаниях, я не должен причинять беспокойство родителям
  • Я не должен оставлять близких, а иначе я их бросил

И помочь клиенту пересмотреть их на более адаптивные с учетом фактов, которые побудили его переехать в другую страну:

  • Я переехал как раз, чтобы зарабатывать и помочь семье деньгами. То, что я не рядом с родителями не значит, что я лишаю их помощи, наоборот, так они могут себе позволить то, что раньше не могли
  • Родители действительно тревожатся, как у меня дела. Однако они могли тревожиться из-за меня и по любому другому поводу. Причина их тревоги — в них, а не во мне. Я не хочу, чтобы родители переживали и буду прикладывать усилия, чтобы этого было меньше, но я помню, что я не могу управлять эмоциями другого человека.
  • Я действительно хочу быть рядом с близкими. Но то, что я сейчас не рядом не значит, что я их бросил

Не говоря уже о том, что есть четкое представление о норме (как функционирует здоровая психика) и детальные протоколы изменений.

Ну теперь сравните конкретность рекомендаций.

Расстановки:

Вам нужно простить мать и признать любовь к папе.

КПТ:

Что ты делаешь того, что хочешь не делать? Что ты не делаешь того, что хочешь делать? Какую неприятную эмоцию ты переживаешь? Какую приятную хотел бы переживать?
Какие мысли возникают в процессе?
Вот это убеждение рождает их?
Какие факты говорят о том, что это убеждение верно?
Какие факты говорят обратное?
Какое убеждение более точно отражает реальность?
Упали эмоции? На сколько?
Поведение изменилось? Как?
Проблема решена?

Спасибо, следующий.