5
(1)

Эмоции

В этой главе мы будем говорить не только об эмоциях. В ней обсуждается и то, что не принято считать эмоциями, но я включил все в этот раздел из-за роли эмоции, как управляющих нами состояний.  Состояния – это то, что управляет нами. Давайте же с ними знакомиться.

Шехтер и Сингер сообщили всем испытуемым, что цель эксперимента — определить, как инъекция витаминного препарата под названием «супроксин» повлияет на их зрение. На самом деле испытуемым вкалывали адреналин, вызывающий учащение пульса и дыхания, повышение кровяного давления, приливы — словом, симптомы эмоционального возбуждения. Испытуемых поделили на три группы. Одной группе («просвещенным») объяснили подлинное воздействие препарата, но подали его под соусом «побочных эффектов супроксина». Второй группе («непосвященным») не сказали ничего. Ее участники переживут те же физиологические эффекты, но не будут знать, что их вызвало. А третьей группе, контрольной, вкололи невинный физраствор. У этой группы никаких физиологических эффектов не ожидалось, но ее членам об этом не сообщалось.

 

Участники и просвещенной, и контрольной группы наблюдали очевидное проявление радости или гнева у напарника-подсадного, но сами таких эмоций не испытывали. «Непосвященные», наблюдая радостного или обозленного напарника, приходили к выводу, что ощущения, которые они испытывают, — радость либо гнев. То есть они попались в ловушку «эмоциональной иллюзии», ошибочно допустив, что реагируют на ситуацию так же, как подсадной.

 

Модель Шехтера и Сингера была отработана многократно, на протяжении многих лет и в разных модификациях; ученые стимулировали психологическую реакцию и изучили целый диапазон эмоциональных контекстов при помощи более мягких стимуляторов, чем адреналин[1].

 

 

Мы часто принимаем эмоции за чистую монету. Слушай свое сердце, feel your guts – подобные советы можно встретить везде, но до добра они не доводят. Выбор работы, поиски предназначения, вступать в брак или развестись, рожать ли еще детей, менять ли специальность и т.д. – это узловые решения, определяющие, куда пойдет твоя жизнь в течение многих лет. Многие люди принимают их, просто потому что «так чувствуют» и попадают впросак. Я сам жил так довольно долго, могу на личном опыте утверждать – к хорошему это не приводит. Те, кто заявляют обратное, вредители или глупые везунчики. Нельзя принимать решения, ориентируясь на эмоции. Это все равно, что капитану парусника «слушать ветер». Куда дует – туда и плывем. А дальше – кому как повезло: одни приплыли на рифы и разбились, у других кончилась вода в океане и экипаж умер от жажды, третьи доплыли в уютную бухту. Вот эти третьи нас и учат «слушать свое сердце». Ошибка выжившего – известная вещь. Да, те, кто выжил, использовали способ, о котором рассказывают. Но это не значит, что они выжили благодаря ему. Вероятнее, именно благодаря этому способу остальные две трети никуда не доплыли.

 

В этой главе поговорим о том, что такое эмоции и почему их никогда нельзя принимать за чистую монету. Впрочем, это не значит, что на эмоции не стоит ориентироваться. Можно, если понимать, как они возникают и «работают».

 

Роль эмоций

В природе у всего есть же роль, она же функция. Живые существа так существуют и так себя ведут, чтобы выжить и обеспечить жизнь биосферы. В организме человека все работает на его выживание. В психике – тоже.

 

Эмоции – это инструмент, с помощью которого мозг управляет телом. Это вожжи, за которые он дергает, чтобы тело шло куда надо. Чем эмоция острее, тем быстрее реакция.

 

Суть эмоций – поддерживать константу то есть, не допустить отклонения. Когда мы ощущаем позыв в туалет, голод, жажду или желание вздохнуть, мы действуем, чтобы вернуть константу к норме. Чтобы поддерживать разные константы, нужны разные действия, а для этого нужны разные сигналы – разные ощущения. Перепутать голод, жажду и недостаток воздуха довольно сложно. Но, с точки зрения мозга, разницы нет: очаг возбуждения в мозге распространяет волны, чтобы мы встали с дивана.

 

Чем примитивнее активность, тем «телеснее» ощущения. Позыв в туалет локализован в теле довольно четко. Как и голод.

 

Если деятельность чуть более сложная, уже не связана с простым действием «сорвать яблоко», то и ощущения будут более богатыми. Например, отвращение. Оно не ощущается, как чисто телесное переживание, в нем много эмоций. Представьте, что вы влезли в густую паутину – тело может передергивать. Оно непроизвольно делает движения, чтобы очиститься. Одновременно ярко ощущается неприятная эмоций.

 

«Эмоция отвращения тоже была адаптивна, потому что помогала древним людям избегать заражения. Неприязнь к грязи – частому предмету страхов у людей с ОКР – была адаптацией, помогавшей избежать болезни, и может рассматриваться как еще одна форма бдительности»[2]

 

Мы чувствуем отвращение, когда видим пропавшую еду, которая источает неприятный запах, когда ощущаем слизь или сильно пачкаемся. Отвращение – функционально. Это эмоция, которая позволяет предохранить от соприкосновения с чем-то потенциально опасным.

 

Существует отвращение к паукам, к змеям, вызывающие отвращения виды удивительно совпадают с тем, что, похоже, у всех приматов есть неприязнь или даже страх перед пауками и змеями[3], который помогает им держаться подальше от таких соседей и сохранить жизнь.

 

Эмоции связаны друг с другом и объединяются в группы, где располагаются по диапазону. Страх и гнев – наиболее древние эмоции, такие еще называют примитивными.  Они образуют диапазоны эмоций.

 

Диапазон страха: беспокойство – тревога – страх – ужас.

Диапазон гнева: раздражение – злость – гнев – ярость.

 

Беспокойство — тот же ужас, только другой интенсивности. Ярость – это раздражение на максимальной «громкости».

 

Это примитивные эмоции, они имеют одну природу, но в разной интенсивности называются по-разному. Если человек злится не сильно, он раздражен, а вот если злится так, что не может совладать с собой – он в ярости. Так и со страхом. Это может быть ужас, который парализует, страх с которым можно справиться или тревога, которая помогает сосредоточить внимание на поиске опасности.

 

Эмоции – функциональны. Их роль – подтолкнуть человека к действиям, управлять. При этом эмоции – это надводная часть айсберга. Эмоции возникают, потому что в крови бродит коктейль из гормонов, цель которого – обеспечить исполнение команд нервной системы.

 

Помните, мы говорили о том, как тело отпрыгнуло от машины? Мозг увидел – спрогнозировал – отдал команду, а вот чтобы эту команду исполнить, вырабатываются гормоны, запускающие процессы в теле, без которых оно не смогло бы нужным образом действовать.

 

Эмоции – это то, как мы ощущаем процессы, происходящие после отданной нервной системой команды. Эта глава начиналась с упоминания об эксперименте с адреналином. Он показал, что то, как мы различаем и называем эмоции зависит в первую очередь от того, как мы себе объясняем ситуацию, в которой находимся. Укол, вызывал возбуждение, но именно люди «наполняли» его значением исходя из контекста. А это значит, что в том, что осознаем и как переживания называем, знание о том, что происходит играет главную роль.

ТЕОРИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ - Психофизиология

Справедливость\не справедливость

 

Вряд ли можно назвать чувство несправедливости отдельной эмоцией. Я говорю о нем в этой главе, потому что оно встречается даже у приматов. Это значит, что оно очень полезно – миллионы лет помогало выживать нашим видам. А еще, потому что оно побуждает человека к иррациональным поступкам. А это еще раз иллюстрирует, как ради обеспечения константы обстоятельств (как все должно быть), человек бывает готов нанести вред.

 

«Их научили давать экспериментатору камешки в обмен на пищу. За камешек обезьяна получала ломтик огурца. Капуцины работали в паре, и пока обе обезьяны получали по ломтику огурца за свои камешки, все шло как по маслу. Но когда экспериментаторы изменили правила и стали давать одной обезьяне за камешек сладкую виноградину, а другой — по-прежнему огурец, идиллия нарушилась. Столкнувшись с такой несправедливостью, обделенные капуцины перестали съедать свою порцию огурца, а в 40% случаев вообще перестали «покупать» угощение. Когда же одной из обезьян начали давать виноградину вообще ни за что, без камешка, положение еще более ухудшилось: вторая обезьяна часто стала с гневом выбрасывать свой камешек и меняла его на огурец только в 20% случаев. Иными словами, капуцины перестали участвовать в торговле (в конце концов, ломтик огурца за камешек — неплохая сделка), просто чтобы выразить свое возмущение несправедливостью, «нечестно нажитым богатством» своего партнера по эксперименту»[4].

А теперь дополним это описанием «Эксперимента с ультимативным торгом», который придумали немецкие экономисты Вернер Гут, Рольф Шмиттбергер и Бернд Шварце.

 

В игру играют один раз, и в ней участвуют пары незнакомых друг с другом людей. Игроку 1 в каждой из пар дается сумма денег и указание разделить ее с игроком 2. Он должен предложить раздел, который игрок 2 либо примет, либо откажется принять. Если второй игрок принимает предложение, они делят деньги так, как было предложено. Однако если он отказывается, ни один из игроков никаких денег не получает. Так, если игрок 1 предлагает разделить 10 долларов, дав игроку 2 3 доллара и оставив 7 себе, игрок 2 может либо принять их (и тогда игрок 1 получит 7 долларов, а сам он получит 3), либо отказаться (и тогда никто ничего не получает). Предложение игрока 1 — ультиматум, отсюда название игры.[5]

 

Как вы думаете, каковы были результаты эксперимента? Практически все участники, которым предлагали 1 доллар – отказывались. Они не получали ничего, отвергая предложение, которое считали несправедливым. Чтобы сделка состоялась, предложение должно быть не менее 3 долларов, то есть, составлять не менее трети от суммы, которой владеет счастливчик.

 

Странно, не так ли. Вот у тебя вообще не было денег, а вот – их можно получить, просто сказав «да». Но, если ты знаешь условия, на которых деньги были получены дарителем и их сумму, то именно эмоции заставляют отвергать несправедливый обмен. Было ничего, и остался ты ни с чем, даже с убытком, если считать потраченное время.

 

В 2007 году эту идею удалось проверить не только логически, но и с помощью нейропсихологии. Оказалось, что несправедливые предложения активируют участки мозга, отвечающие за чувство отвращения. Люди с повреждениями префронтальной коры головного мозга, которая регулирует эмоции (и, следовательно, может подавлять отвращение), долгосрочное планирование и рациональное мышление, гораздо чаще отвергали предложения[6].

 

Любопытно: обычно участник эксперимента, который раздает деньги, такое поведение «предвидит» и делает предложение, которое приемлемо. Чаще всего деньги предлагали разделить пополам или 60/40, что оставляло обоих довольными.

 

Может быть, увеличив стоящую на кону сумму, можно добиться более рационального поведения? Ведь если бы предлагали разделить миллион долларов, вряд ли кто отказался бы получить сто тысяч просто так. Однако в таких странах, как Индонезия, где один-два доллара представляют собой неплохой заработок за три рабочих дня, происходит то же самое.

 

Похоже, что в данном эксперименте реализуется модель известной притчи: «Не надо мне второй коровы, хочу, чтобы соседская сдохла!»

 

И действительно, тому есть довольно известное подтверждение.

Осенью 2003 года на Нью-Йоркской фондовой бирже и шире — во всей Америке разразился скандал. Тогда об этом писали и наши газеты. Ричард Грассо, который занимал должности председателя совета директоров биржи и ее главного исполнительно го директора, получил 139,5 миллиона долларов в виде годовой зарплаты, накопившихся пенсионных сбережений и регулярных, а также специальных премий. Например, только за то, что он быстро наладил работу биржи после терактов 11 сентября 2001 года, ему выписали премию в пять миллионов долларов. Новость вызвала такое возмущение публики, что Грассо пришлось подать в отставку и вернуть почти все полученные деньги[7].

 

Как тут не вспомнить известный анекдот, где крестьянин попросил золотую рыбку выколоть ему глаз, после того как узнал, что любое исполненное желание в двойном размере исполнится и у соседа.

 

Мы говорили об эмоциях, но коснулись справедливости и иррационального поведения. Почему? Задача этой книги показать, как психика, принуждает нас исполнять заложенные модели. А мы принимаем это за чистую монету и проживаем свою жизнь, но в роли марионетки.

 

Чувство справедливости имеет эволюционный смысл. Оно управляет распределением ресурсов между членами стаи обезьян или общества людей, уравнивая их. Желание принести вред соседу с этой точки зрения становится логичным – если у другого ресурсов больше, это увеличивает его шансы на выживание, что уменьшает мои. Больше ресурсов – больше свободного времени – больше развития (и еще больше ресурсов) – выше половая привлекательность – больше шансов на здоровое потомство – больше опыта – выше шансы на подъем в иерархии – опять больше ресурсов и т.д. Кому понравится, когда так лихо обгоняют? Конфликты в стае – угроза уже ее выживанию. Поэтому, нужно ликвидировать саму возможность такого расслоения, обеспечив справедливое распределение.

 

Выше я сослался на статью, где говорится о связи между несправедливостью и активацией зоны мозга, которая отвечает за отвращение. Это говорит еще и о том, что подобные шаблоны поведения имеют не просто заученный характер, а связаны с психологией вида в целом. Также удобно на этом примере увидеть, как отклонение от константы (все справедливо) активирует зону в мозге, которая и вызывает состояние, которое мы трактуем, как чувство несправедливости. Чувство не уйдет, пока ситуация не вернется в норму. Прекрасная иллюстрация, как эмоции заставляют действовать так, чтобы обеспечить набор обстоятельств (константу), помогающий не только людям, но и обществам увеличивать свои шансы на выживание.

 

Чтобы управлять деятельностью нужны эмоции. А что, если деятельность сложная, как эмоции участвуют в этом? Одна из самых сложных сфер жизни человека – отношений. Давайте посмотрим, какую роль эмоции играют в ней.

 

Есть мнение, что само абстрактное мышление, и человеческое сознание возникло, чтобы можно было строить и управлять отношениями. Дело это действительно непростое, но в управлении отношениями, как и во всем, есть этапы.

 

Сложность отношений в современном и примитивном обществе сложно сопоставить, хотя везде есть свои нюансы. Сейчас, чтобы управлять отношениями, эмоций недостаточно. А вот раньше, надо думать, их хватало.

[1] «(Нео)сознанное. Как бессознательный ум управляет нашим поведением», Млодинов Леонард

[2] «Терапия эмоциональных схем», Роберт Лихи

[3] Infants React with Increased Arousal to Spiders and Snakes https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2017.01710/full

[4] Чувство справедливости у людей и обезьян, Наука и жизнь, https://www.nkj.ru/archive/articles/3387/

[5] «Страсти в нашем разуме. Стратегическая роль эмоций», Роберт Фрэнк.

[6] Человек неразумный. Как психология показывает нерациональность людей в экономике https://bujet.ru/article/349724.php?print=Y

[7] Чувство справедливости у людей и обезьян, Наука и жизнь, https://www.nkj.ru/archive/articles/3387/

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.