Книга. 3-й отрывок. 3 категории опыта. Продолжение

5
(2)

Я хочу еще раз подчеркнуть: то, к чему мы привыкли в процессе формирования личности, образует психологические потребности.

 

К сожалению, мы привыкаем не только к хорошему, но и к тому, что нам объективно вредит.

Как мне правильно

Если первая категория опыта относится ко внешним обстоятельствам, то вторая категория относится к нам. Как нам «правильно» себя вести, чтобы все было нормально?

 

Какое наше поведение сопровождало успешное удовлетворение потребностей? Например, мы получали желаемое внимание и принятие, если вели себя тихо, незаметно. А если вели себя активно, как каждый ребенок, это вызывало раздражение близких, наказания и скандалы.

 

Вы можете заметить, что в примере уже заложен конфликт. Каждый ребенок по своей природе ведет себя активно. Много двигается, исследует мир, все тянет в рот, разбирает и разбивает предметы, чтобы посмотреть, что внутри, постоянно требует внимания и активно выражает свои желания и нежелания. Так ведет себя здоровый ребенок, чтобы нормально развиваться.

 

Если у одного из родителей взрывной характер, и все привыкли ходить по струночке, чтобы не вызвать скандала, то активный ребенок для семьи становится угрозой. Его сдерживают, подавляют, возможно, даже наказывают просто за то, что он нормальный.

 

Ребенок усваивает, что правильно вести себя тихо и незаметно. Правильно подавлять свои импульсы и желания. А иначе всем будет плохо, и все будут в небезопасности. Ему правильно вести себя так, как здоровый ребенок себя вести не должен.

 

Подавленные импульсы и желания никуда не уходят. Они могут найти выход в том, что ребенок станет щипать других, проявлять агрессию на других детей, не слушаться родителей, его невозможно будет оторвать от компьютерных игр, он станет много есть и будет поправляться или как-то еще будет сбрасывать напряжение.

 

Я плохо отношусь к специализированным школам. К различным физматам, школам, где готовят «звездочек» фигурного катания, балета, художественной гимнастики и музыки.

 

Дело в том, что в спорте высоких достижений, как и в специализированном обучении музыке или балете закладываются такие шаблоны «как все должно быть» и «как правильно», которые плохо или никак не совместимы с возможностями и потребностями детей и сильно мешают им во взрослой жизни.

 

Многие проблемы, с которыми ко мне приходят взрослые, созданы именно такими шаблонами.

 

Мы говорим об этом в главе про потребности, потому что усвоенный шаблон становится потребностью. Когда мы его усваивали, шаблон был связан с успешным решением задачи, то есть, адаптацией. Но потом, эта связь теряется.

 

В балете, фигурном катании, гимнастике и другом спорте тебе правильно терпеть боль, совершать массу неудачных попыток, преодолевать себя, потому что все должно быть тяжело и даваться только большим трудом. Тебе правильно терпеть и не обращать внимания на свои чувства, потому что иначе ты просто не сможешь там заниматься.

 

В физмат школах тебе правильно учить, пока не поймешь, стараться быть лучше всех, неправильно не понимать, не успевать, допускать, чтобы ты был хуже.

 

В музыкальных школах тебе правильно заниматься, пока не получится, повторять, пока не выучишь, если не получается, еще больше стараться, каждый день и помногу работать на инструменте.

 

Это хорошо, если мы готовим не человека, а функцию и нам не важно, что он будет делать после того, как выиграет соревнования, поступит в МИФИ без конкурса или выиграет конкурс Чайковского.

 

Но жизнь человека дольше, чем эти задачи и ими она не заканчивается. А получается, что мы примитивно программируем личность. Создавая такие психологические потребности, закладывая такие константы, мы обрекаем человека на воспроизводство определенных условий и определенного поведения, которые часто не имеют ничего общего с тем результатом, которые он хотел бы и в котором бы нуждался в жизни.

 

Человек смертен, и его энергия с годами заканчивается. Если это не принимать во внимание и продолжать действовать так, как было правильно в 5-10-15-20 лет, то ты просто себя выжигаешь и раньше времени уходишь со сцены. Кому это надо?

 

Мы все хотим принятия, любви, свободы, безопасности. Мы хотим денег, реализации и счастья, отношений и понимания. Но вот то, что мы делаем каждый день и то, что на самом деле нужно для результата часто вещи совершенно разные.

 

Когда мы формировались как личность, мы многое усвоили из того «как все должно быть» и «как нам правильно» действовать. Жаль, что только единицам помогли понять, что все это не должно быть константами, а в определении этих условий нужно отталкиваться от результата.

 

Настойчивые попытки реализовать усвоенные константы и являются причиной, которая не позволяет нам успешно адаптироваться в обществе, семье и отношениях, успешно решать профессиональные и личные задачи, заботиться и поддерживать свое здоровье.

 

Непонимание того, как мы думаем, как принимаем решения, как строим свою жизнь, с моей точки зрения, одна из главных трагедий. Время жизни – конечно. На что ты его потратишь? На то, чтобы отыгрывать свои противоречия или чтобы разобраться в своих механизмах, а потом что-то после себя оставить?

 

Какой я должен быть

Объяснение через себя происходящего. Предательство себя ради адаптации. Увязывание в единую схему: раз я такой, то как все должно быть и как мне правильно действовать

 

Все что делает человек, делается для адаптации. Но как он адаптируется ребенок, если он полностью зависит от взрослых и сам мало что может? Ребенок подстраивается. Он постоянно сравнивает: какой я на самом деле и каким мне нужно быть, чтобы адаптироваться.

 

Основа адаптации ребенка – это сохранение принятия. Если он принят, это более безопасно, чем если его отвергнут. Даже если к нему плохо относятся, принятый в стаю он хотя бы выживет, а отвергнутый – нет.

 

С возрастом и обретением самостоятельности меняется приоритет потребностей. Свобода становится более значимой. Например, подростки уже не готовы жертвовать своей свободой ради принятия – они начинают бунтовать против родителей. Затем взрослые дети уходят из дома и создают свои семьи. Эти семьи распадаются, если свобода в них невозможна.

 

Чтобы обрести самостоятельность и опыт, который позволит жить собственной жизнью, нужно время. Пока ребенок маленький, он адаптируется через подавление себя, обменивая свободу и возможность быть собой на время и развитие.

 

Как это происходит? Происходящее объясняется через себя. Ребенок смотрит на все с вопросом: «какой я, если это происходит» или «какой я, если это стало возможным»?

 

Если события происходят нейтральные или хорошие, ответ будет положительный. Какой я, если родители счастливы, обнимаются и вообще все друг друга любят? Уместный, нужный, такой, какой должен быть, правильный. А вот если родители ругаются и дома часто бывает плохо, ответы могут быть другими: неуместный, мешающий, сложный.

 

Конечно, разные люди дают разные ответы. Каждый человек сделает уникальный вывод в такой ситуации – стандартных нет. Зато логика – стандартная. То, что происходит говорит о том, какой Я, потому что Я – это причина, по которой все происходит.

 

Если что-то идет не так, мне нужно исправиться и быть другим, не таким, какой я сейчас.

 

Дети автоматически оценивают себя, чтобы подстраиваться. Это единственный способ адаптироваться, но дорогой ценой – через отрицание и подавление себя.

 

Например, если ребенка жестоко наказывают он может злиться и обижаться и при этом, считать себя виноватым. Другой причины для него нет. Если самые близкие люди на меня сердиты, причина не в них, а во мне. Что, конечно, же, далеко от истины.

 

Когда происходит развод родителей, конфликт, драка, наше наказание, мы не можем сделать вывод, что это просто произошло. Мы делаем вывод о своей роли во всем этом и своих личных характеристиках, о себе, как о человеке, которые сделали событие возможным. Психике нужен инструмент, с помощью которой она сможет адаптироваться и не допустить, чтобы проблема повторилась.

Ребенку нужно, чтобы семья была полная и родители были счастливы. Счастливая семья означает принятие, безопасность, любовь и свободу. Если предположить, что взрослые разводятся по собственным причинам, то значит повлиять на это невозможно. А как тогда адаптироваться? Психика ребенка не способна это принять.

 

Она ищет причины развода и находит их в себе. Затем делает вывод: если я был таким, какой есть, и родители развелись, значит, мне больше нельзя быть таким. Это приводит к проблемам. Нужно быть другим.

 

Приобретенный опыт становится потребностью, константой, которую психика стремится поддерживать. То, как все должно быть – потребностью в рисунке обстоятельств. То, как мне правильно действовать – потребностью исполнять закрепленное поведение. То, каким я должен быть – потребностью иметь качества личности. Это

 

Так закладываются кирпичики, на которых строится психика и из которых состоят процессы принятия решений. В простом виде это можно выразить схемой: [как все должно быть], [как мне правильно действовать] и [каким я должен быть], чтобы я был принятым, в безопасности, свободным и любимым.

 

К принятию решений мы еще вернемся, а сейчас поговорим о последствиях.

 

Условный рефлекс

Последствия определяют поведение. По крайней мере, так считается.

 

Что значит, что последствия определяют поведение? Когда мне было лет 7, я ходил в музыкальную школу, учился играть на пианино. Была зима, мы семьей сидели на кухне и родители попросили меня принести из комнаты электрический камин.

 

Это был самодельный электрообогреватель, с открытой спиралью толщиной в палец. Когда камин работал, спираль раскалялась до красна. Было понятно, что хвататься за нее нельзя.

 

Я пошел в комнату, увидел камин, схватился за спираль и через секунду понял, что камин-то горячий. Возможно, его недавно выключили. Спираль была черная, поэтому я подумал, что он холодный и схватил, чтобы скорее принести.

 

В общем, я сильно обжегся, что подарило мне несколько недель отпуска от ненавистного фортепиано. С тех пор, если я дважды проверяю не горячий ли предмет, прежде чем брать его в руки.

 

Последствия (ожог) определили последующее поведение (проверять, прежде чем брать).  Поведение, которое привело к ожогу (хвататься без проверки температуры), исключили. А то, которое позволяет избежать ожога, подкрепили.

 

Это тесно связано с тем, что мы обсуждали раньше.

 

Зададим 3 вопроса. Исходя из произошедшего «какой я?» «как все (может) быть?», «как мне правильно действовать?». И мы получаем ответы: «уязвимый», «непредсказуемо», «аккуратно».

 

Первым идет вывод о себе и своих качествах. Раз мне может быть нанесен вред горячим железом, то я, соответственно, уязвимый. Это во всех случаях так, это на самом деле происходит. Подтверждено ожогом. Второй вывод – об обстоятельствах. Поскольку я ожидал, что камин будет холодный, а он оказался горячий, то ожидания оказались неожиданно нарушены. Лично я это формулирую, как «непредсказуемо». Ну и, как правильно действовать, чтобы адаптироваться? Аккуратно, 2 раза проверять, не горячий ли предмет, прежде чем его взять в руки.

 

Я рассказал о ситуации с камином, потому что она относится к объективной реальности. Вывод, что человеческое тело может быть повреждено ожогом – верный. Он на 100% отражает правду. На него можно опираться в последующих действиях и это будет полезно. Остальные выводы тоже помогают адаптироваться. Неожиданность и нарушение ожиданий (камин оказался горячий) тоже встречается в жизни. Вывод о том, как действовать тоже неплохой. Это повышает в реальности мои адаптивные возможности.

 

Теперь возьмём ситуацию, где ребенок, который был лучшим по математике у себя в школе, попал в главный физмат лицей города. В этой ситуации нет ожога и острой боли. Это, казалось бы, обычная ситуация, в которой ребенок, который привык быть лучшим в простой школе, оказался в физмат лицее самым слабым.

 

Воспользуемся теми же вопросами: «какой я?» «как все (может) быть?», «как мне правильно действовать?».

 

Ответы будут уже иные (они даны для примера). «Я – тупой». «Все должно быть сложно». «Правильно – скрываться».

 

Вы заметили важные детали? Ребенок не менялся, поменялась школа. То есть, какой он был, такой и остался. А вот то, как он стал о себе думать и как себя вести – поменялось полностью.

 

Разберемся подробнее. Вот была обычная школа. Ребенок ходил в эту обычную школу, радовался жизни, дружил с одноклассниками. Вот его выдернули из одних условий и поставили в условия физмат лицея. В лицее его подготовки в математике недостаточно, чтобы понимать учебную программу и держать темп, который взят всем классом. Ребенок не меняется, но его мнение о себе и своих свойствах меняется полностью!

 

Идем дальше. В прошлой школе, если он что-то не понимал, можно было подойти к учителю, попросить помощи у одноклассников или родителей. В новой школе учитель на просьбы о помощи отвечал обвинением в невнимательности и советовал лучше учиться, одноклассники не хотели помогать и посмеивались, а родители – не могли помочь, потому что сами ничего не понимали.

 

Как адаптироваться? Как вести себя, чтобы быть принятым в безопасности в отношениях с учителем, с одноклассниками и дома? Скрывать свои неудачи! Не говорить учителю, не давать одноклассникам повода для насмешек и не делиться с родителям, чтобы они не расстраивались.

 

В чем разница примеров с ожогом и с физмат школой? В том, что в одном психика помогает адаптироваться, а в другом – нет. Лично мне навык 2 раза проверять не горячий ли предмет оказывался объективно полезен. Благодаря ожогу я узнал об объективных свойствах своего тела, которые одинаковы в разных условиях. Это позволило мне больше никогда не обжигаться, что, согласитесь, полезно.

 

А вот навык скрывать неудачи оказался полезен только в очень узких рамках, в условиях школы. Помогал он улучшить жизнь? Вряд ли. Он уберегал от того, чтобы не стало хуже.

Скрытность не позволила родителям понять ситуацию и оказать помощь, не помогла учиться лучше. Из-за этого не удалось поступить на бюджет.

 

Есть еще пара моментов. То, что ребенок перестал понимать программу физмат школы ничего не говорит о его свойствах. Если вернуть его в старую школу, он по-прежнему будет лучшим. Поэтому, вывод «я — тупой» — неверен! Он не объективен, а субъективен. Если я уязвимый, значит я могу обжечься о любой раскаленный предмет. Это всегда верно. Если я тупой, значит я понимаю математику хуже всех всегда и везде. Но ведь это не так! Поменяйте учителя, поменяйте школу и все будет в норме.

 

К сожалению, мозг любит упрощения. Мозг ребенка не способен сделать объективный вывод: я не тупой, я просто не понимаю программу, а учитель не хочет видеть, что мне нужна помощь.

 

Скрытность помогала спастись от проблем и стала потребностью. А затем оказала серьезное влияние на жизнь моего клиента.

 

Условия, к которым он привык, возникали в своей жизни с завидной регулярностью. Он привык, что все в жизни очень сложно. Что с большинством задач он не справиться. Что нужно скрывать свои неудачи.

 

Начиная очередной бизнес, он заранее чувствовал, что ничего не получится (он же тупой). Когда он приступал к действиям, а они не получались, он не обращал на это внимания – когда у меня не получается, это нормально. Он не разбирался в причинах, не анализировал реалистичность замысла, адекватность действий, а просто продолжал упорно работать (ведь он привык, что все так и есть – все сложно и тяжело). Он никогда не полагался на сотрудников и не приглашал партнеров (потому что другие не помогают и нельзя давать повода посмеяться). Он никогда не рассказывал дома, что что-то не получается. В результате, когда проект перестал приносить деньги, он взял кредиты, чтобы близкие не знали, что ничего не выходит (правильно – скрывать неудачи). Ну и выгорел, оставшись с долгами.

 

Но, как говорится, и это еще не все.

 

Мы делаем выводы из событий, которые могут быть с нами никак не связаны. Когда я схватил камин, я был причиной. А когда родители развелись – это просто событие, оно вызвано не мной. Но из него мы все равно формируем те же выводы, которые влияют на нашу жизнь, как и личный опыт.

 

Представьте: живет ребенок и живет. Он живой, шумный, активный и радостный. А родители приходят домой уставшие и начинают: сядь, помолчи, успокойся, отстань, дай отдохнуть. Или чего похуже, когда один родитель, например, выпивает и устраивает сумасшедший дом. А вся семья прячется от его буйств в комнате. Или другой вариант, он выпивает и засыпает, и все молчат – тихо, папу разбудишь. Или он наконец-то не пьет, и вся семья боится дышать, чтобы отца не расстроить, чтобы он снова не сорвался.

 

Горькая ирония. Ты просто живешь и за это тебе «прилетает». Чтобы адаптироваться, ты запрещаешь себе быть настоящии, таким, какой ты есть на самом деле. Твои оценки становятся твоими установками. Возникает потребность их поддерживать и воссоздавать, потому что только в такой обстановке ты знаешь, как выживать. Это единственная известная тебе жизнь, в которой ты постоянно наступаешь себе на горло.

 

А с возрастом она приводит тебя к разрушенной или не созданной карьере, к не счастливой семье, надорванному здоровью.

 

А бывает еще печальнее. Тебе «прилетает» просто за то, какой ты есть. Например, когда в семье безжалостно подавляется, если ты не делаешь так, «как принято» или имеешь свое мнение, проявляешь свои желания или отстаиваешь свою свободу. Тебя наказывают, обзывают, принуждают, ставят в угол.

 

Тогда ты какой? «Ужасный, ничтожный, не имеющий права жить». Как все должно быть? «Как полагается». Как тебе правильно действовать? «Покладисто, послушно».

 

Или может быть так, что родители пережили потерю первого ребенка и теперь дико боятся за здоровье новорожденного. Ребенок уже подрос, а над ним трясутся и ничего не дают самому делать. Только под присмотром, только чтобы безопасно было. Туда нельзя, там опасно, здесь не лезь, тут ты не сможешь.

 

Тогда ты какой? «Беспомощный». Как все должно быть? «Опасно». Как тебе правильно действовать? «Удерживаться от любых действий».

 

Все это становится потребностями, которые психика поддерживает, как константы. Можете сами догадаться, каких условия, людей, какую работу, какие отношения мы выбираем для этого.

 

Влияние оценки

Ребенок адаптируется через вывод о себе и через подстройку себя под обстоятельства. Мы еще поговорим, почему это искажает личность и раскроем влияние самозапретов и внутренних конфликтов. Сейчас обсудим еще один способ, который формирует представление о себе. Это оценка.

 

Потребность в принятии удовлетворяется, когда другие люди демонстрируют тебе отношение, которое можно выразить, как «ты один из нас, и мы тебе рады». Потребность — это не выключатель, у которого есть только «включено» или «выключено». Потребность, это ручка громкости. У любой потребности есть диапазон, в котором она может удовлетворяться с разной степенью.

 

Как и с громкостью звука, крайние положения – не нормальны. Слишком тихо – не слышно. Слишком громко – ушам больно.

 

 

Отношение ты один из нас, и мы тебе рады – это золотая середина. Отношение может быть и более прохладным, но это не означает, что мы уже отвергнуты. Может быть и более «громким», например, «ты один из нас, и мы без тебя не можем», правда, это может подавлять свободу.

 

Что же двигает ползунок принятия по этому диапазону? Оценка. Если я оцениваю другого хорошо или хотя бы нейтрально, значит, что я согласен с тем, что он делает и как себя ведет. Мне нравятся его результаты и вообще у меня к этому человеку хорошее отношение. У нас в отношениях все в порядке. Я его принимаю.

 

Если я оцениваю другого не хорошо, то я сигнализирую: чтобы вернуть мое расположение, тебе нужно исправиться. Если ты не исправишься, я перестану тебя одобрять. Если не исправишься и тогда, я буду тобой не доволен. Затем я могу тебя наказать. Затем – наказать сильнее. А если и это не помогло, то тогда разорву отношения.

 

Заметьте, отвержение не происходит одномоментно. Мы просто уменьшаем принятие и повышаем шансы на отвержение. Принятие наступает, когда наше отношение к человеку становится полностью безразличным и его общество нежелательным.

 

При этом даже негативное отношение – наказание, ругань, осуждение, это еще не отвержение. Это уродливое, неполное, но принятие. Да, ты уже не такой, каким мы хотели бы тебя видеть, да, мы над тобой насмехаемся или даже тебя унижаем, но мы еще не позволяем себе тебя отвергнуть.

 

Известны случаи, когда дети провоцируют родителей на ругань или наказание, если родители уделяют мало внимания. Отсутствие внимания болезненнее, чем наказание именно потому, что это уже почти отвержение. Поэтому ребенку проще вести себя плохо и провоцировать родителей на наказание, чем чувствовать себя ненужным и брошенным. Лучше я буду плохим, чем отвергнутым – чувствует ребенок.

 

Оценка – это способ управлять, а отношение – это способ оценивать. Если ребенок привык, что его хвалят, это значит, что он усваивает ту модель поведения, которая приводит к положительной оценке. Воспроизводить эту модель и получать оценку становится его потребностью

 

Если он привык, что его обещают сводить гулять, когда он выполнит все дела, он старается это сделать. Если он привык, что за выдающиеся успехи или послушание ему обещают такое отношение, что он, наконец, почувствует себя в достаточной степени нужным и важным, он будет сидеть за уроками или стараться быть послушным.

 

Он будет воспроизводить это во взрослой жизни, в гонке за убегающей линией горизонта.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 2

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Делитесь материалом, если он вам понравился!